В Украину пришел рынок работодателя

В Украине сокращается рынок труда. Об этом свидетельствует статистика хедхантинговых компаний. Согласно данным кадрового холдинга «Анкор», как сообщает Forbes.net.ua, в целом по Украине количество резюме за второй квартал 2014 года выросло на 20-23% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. «Пришел «рынок работодателя», при котором возрастает количество претендентов на одну открытую вакансию», – констатирует Юрий Перч, территориальный директор кадрового холдинга «Анкор» в Украине.

По данным международного кадрового портала «HeadHunter Украина», резко увеличилась конкуренция среди офисных работников. «Здесь цифра за шесть месяцев выросла в два раза: от трех человек на место до шести человек на место», – поясняет Ульяна Маслова, руководитель исследовательского центра hh.ua.

В то же время количество вакансий сокращается. В первую очередь это касается компаний из регионов, охваченных  АТО. «Эта тенденция [сокращение количества вакансий] характерна для всех областей Украины, но в областях, где проводится АТО, она проявляется ярче», – подчеркивает Ульяна Маслова. По ее словам, до конца апреля – начала мая (начало активных боевых действий) рынок труда в этих областях держался на уровне предыдущих месяцев, демонстрируя характерный для всех регионов Украины спад.

Крупные игроки рынка, в том числе компании «Метинвест» и ДТЭК, продолжали набирать персонал. «В мае же, в связи с началом активных действий, количество вакансий в Донецкой области снизилось в 1,8 раза, а в Луганской – в 2,2 раза, – продолжает она. – Закономерно, что и в июне тенденция осталась прежней: в Донецке и Луганске открывали в два раза (месяц к месяцу) меньше новых предложений работы».

Юрий Перч отмечает – объем рынка труда уменьшается с декабря 2013 года, но происходит это медленно: «Многие компании удерживают выжидательную позицию, и о массовых сокращениях персонала речи не идет». Компании в Донецкой/Луганской областях стоят особняком – здесь многие национальные и международные компании приостановили свою деятельность, а некоторые из них (IT, фармацевтические компании, FMCG, промышленный сектор) уже давно релокируют сотрудников в другие регионы (например, Киев, Днепропетровск, Одессу, Харьков и т.д.).

Вынужденные мигранты


Согласно данным, приведенным в докладе Управления верховного комиссара ООН по соблюдению прав человека в Украине, масштаб внутреннего перемещения – около 102 000 человек.  86% из них – из Восточных регионов.

Беженцы равномерно распределились на территории Украины, поэтому нет всплеска спроса на недвижимость/аренду жилья в отдельных регионах. По словам аналитика SV Development Сергея Костецкого, прирост количества сделок по аренде жилья, которые обеспечила эта категория клиентов – доли процентов. «В Киеве это даже не сотни – десятки сделок, – говорит он. – Как правило, переселенцы переезжают к родственникам». Чаще всего именно от этого фактора зависит география переезда и последующий поиск работы на новом месте.
Как отмечают специалисты рынка труда, те, кто бежит из зоны АТО, часто являются представителями рабочих профессий. Оценить рост конкуренции в этом сегменте рынка труда сложно, так как эти люди нигде не регистрируются. Постепенно в ряды переселенцев вливаются и квалифицированные сотрудники, которые еще несколько месяцев назад не были готовы активно рассматривать новые предложения. По мере ужесточения боевых действий квалифицированный персонал проявляет все больше готовности к релокации.

В переходном периоде переселенцы готовы соглашаться на любую работу, чтобы выжить. «У нас в гостях и на консультации недавно был беженец из Донецка, кстати, побывавший в плену у ДНР. Он – профессиональный инженер-конструктор, сейчас работает охранником. Мы с ним создали резюме, смотрели вакансии. У него – огромный опыт, он вполне сможет составить серьезную конкуренцию киевским специалистам», – рассказывает Маслова.

Зарплатные ожидания части профессионалов, присутствующих на рынке, достаточно гибки. «Зарплатные ожидания соискателей (в среднем по рынку) уменьшились на 10-30% в зависимости от сегмента. Те компании, бюджеты которых на наем персонала были запланированы в евро или долларах, чаще пересматривают заработные платы в сторону уменьшения в связи с ростом курса валют, если речь идет о найме нового специалиста», – поясняет Юрий Перч. При поиске и подборе персонала, при условии одинакового профессионального уровня, конечно, выбор делается в сторону кандидата с более низкими зарплатными ожиданиями.

При этом кардинального сокращения уровня заработных плат эксперты не фиксируют – по крайней мере, в секторе крупных и средних национальных и международных компаний. «Структура затрат на фонд оплаты труда остается прежней, включая единый социальный взнос, который зависит от класса профессионального риска, присвоенного каждой компании индивидуально», – отмечает Юрий Перч.

Трудовое равенство


Смогут ли крупные работодатели сэкономить на оплате труда, в том числе – путем найма вынужденных переселенцев из числа высококвалифицированных кадров? Пока такая возможность выглядит сомнительной. Релокация сотрудника из другого региона – вынужденная или добровольная –  как правило, сопряжена с дополнительными вложениями со стороны работодателя в обустройство нового работника, съем жилья и пр. «Требования работодателей к соискателям не возросли, как не выдвигают они требований и по поиску и подбору персонала именно из числа переселенцев. Как правило, компании интересует наличие у кандидата того или иного опыта, навыков и компетенций, которые позволят ему наилучшим образом выполнять свою работу, это и есть основное требование», – поясняет Перч.

«К нам приходили беженцы с Донбасса, пытались устроиться на работу, – рассказывает Людмила Дрыгало, собственник одного из крупнейших производителей продуктов питания в стране, компании «Дрыгало». – Мы очень лояльно отнеслись, предложили работу; понимая, что им нечем, возможно, кормить семью, выдавали нашу продукцию». Дрыгало предложила переселенцам работу на производстве, и часть из них вошла в курс дел. «Законодательство дает потенциальному работнику три дня, чтобы окончательно определиться, подходит ли ему эта работа. Так вот – ни один из них потом не вернулся», – констатирует она. По ее словам, в уровне оплаты труда, который предлагался переселенцам и штатным сотрудникам, не было никакой разницы.

Никаких налоговых послаблений законодательство работодателю, который берет на работу беженца, не дает. Единственная «поблажка» – вступивший 8 июня в силу закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно усовершенствования оборонно-мобилизационных вопросов во время проведения мобилизации», который подразумевает закрепление за мобилизированными сотрудниками рабочих мест и средней заработной платы с момента мобилизации на срок до 1 года. Оплата по среднему заработку в связи с мобилизацией освобождена от налогообложения.

Сокращения затрат на персонал происходят, но это лишь частично связано с ростом предложения на рынке труда, и в большей степени обусловлено негативными тенденциями в экономике в целом. Среди мер, к которым прибегают/будут прибегать работодатели для сокращения издержек – снижение  зарплат, сокращение рабочего дня и рабочей недели, отпуск за свой счет. Но массовые увольнения в конечном итоге могут обойтись дороже. «Кризис 2008-го года доказал, что уволенный в панике персонал придется нанимать и обучать опять, и тратить на это немалые деньги», – напоминает Маслова. К осени, предупреждают хантеры, ситуация с зарплатами и увольнениями может измениться не в лучшую сторону.